May 11th, 2007

unicorn & fairy

Вечернее макро

Тестила новый макрообъектив на выходных (Canon 100 mm f2.8 Macro USM). Эти снимки сделаны вечером, при заходящем солнце (уж больно хотелось скорее попробовать, утра не дождалась :)). Как что называется - не помню, да мне это и не важно. :) Белые цветочки на самом деле малюсенькие, хотя на снимках кажутся чуть ли не лилиями. Все кликабельно.
  
Collapse )

unicorn & fairy

Утром

Начало отчета.
На даче вот-вот зацветет яблоня. Наверняка она уже зацвела, снимала-то я в воскресенье... Мечтаю поснимать цветущие плодовые, но на эти выходные уже другие планы (тоже очень увлекательные). Если что-то сорвется, буду искать в Москве цветущие вишни с яблонями. Только бы дождь все не испортил...

Collapse )

unicorn & fairy

Разное

Начало здесь и там. ;)
Дуб, МАРГАРИТКА (это не ромашка! это малепуська!), что-то типа японской айвы (поправьте меня!), копытень - из семейства лютиковых. Фотка № 21 мне особенно нравится из-за необычного света.
 
 
Collapse )

unicorn & fairy

Евангельские мотивы творчества Репина

Как же надоедает из одного искусствоведческого очерка в другой читать одни и те же штампы советской пропаганды! До чего же глубоко они засели даже в специалистах, не говоря уже о простых обывателях! А уровень безграмотности в области Православия вообще не поддается описанию...
Со светлым, радостным чувством облегчения прочитала я статью о картинах Репина на тему народовольчества - будто глоток свежего воздуха, счастливое исключение. Думаю, стоит ею поделиться с теми, кто любит русскую живопись.
Особенного внимания заслуживает анализ работы Репина "Не ждали" (в самом лучшем качестве ее можно посмотреть на одном из моих любимых сайтов по искусству - Art-каталог).

***

В поздних картинах Репина евангельская ассоциативность вспыхивает по-особому остро. Однако она получает значение, во многом противоположное прежнему. В «Не ждали» или в «Сходке» художник, с одной стороны, ставит персонажей в ситуацию, подобную «Тайной вечере» или «Узнаванию близкими воскресшего из мертвых», но с другой – он и судит, и осуждает их с точки зрения этих ситуаций, не отождествляя, но скорее противопоставляя их в нравственном отношении евангельскому прообразу.
(...)
В «Не ждали» 1884 г. (окончена в конце 80-х) именно свет и тьма впрямую противопоставлены друг другу. Комната в большом полотне – все та же, что и в варианте 1883 г. Она не столь светла, поскольку прибавилось и людей, и темных предметов, но впечатление то же, тем более что сохраняются и стол, за которым мирно работает семья, и ноты на пюпитре рояля. И вот на фоне этой светлой комнаты – явление «темного человека»! По своей реальной тональности фигура матери, возможно, еще более темна, чем фигура вошедшего. Однако на это не обращаешь внимания, ибо фигура матери как будто «по нашу сторону»: мы как бы ее глазами и вместе с ней рассматриваем вошедшего, рисующегося темным силуэтом на фоне светлой стены и открытой двери. К тому же он темен не только фигурой, но и лицом, что выглядит особенно неожиданным после светлых лиц пропагандиста из остроуховского эскиза или героя «Исповеди». Даже и в «Сходке» – если не светлые, то во всяком случае освещенные лица. Лицо же вошедшего темно во всей поражающей очевидности этого факта, и может быть, этот факт как раз причина растерянности и удивления всех, кто находится в комнате.Collapse )