?

Log in

No account? Create an account
Моя Оптина - Примечания о несбывшемся [entries|archive|friends|userinfo]
Miranda

[ website | mirandalina.ru ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Моя Оптина [May. 10th, 2005|11:05 pm]
Miranda
[Tags|, , ]


На выходных тряхнула стариной. Съездила в паломническую поездку. Да не в обыкновенную, экскурсионную, а своим ходом. Ездила, правда, не одна, а с подругой. От «Теплого стана» рейсовым автобусом до Козельска, оттуда на местном автобусике в направлении Сосенского, до поворота на Оптину Пустынь , а далее – пешком через лес. В Оптиной я была много раз, но фотографировала только однажды, причем преимущественно цветы на территории монастыря, но эти фотографии еще отсканировать надо.

Оптина мне, почитай, как дом родной. Наш храм Св.Троицы в Останкино – первое московское оптинское подворье. Позже устроили второе подворье – в Ясенево, потом кто-то решил, что двух подворьев многовато, и оставили одно – то, что ближе, стало быть, ясеневское. Нашему храму пожаловали почетное звание Патриаршиего подворья, но теплее на душе от такой чести не стало: когда у нас служили оптинские монахи, по монастырскому уставу, в храме и дисциплина была, и прихожане были усерднее и собраннее в молитвах, и атмосфера другая была, а сейчас… Неофитское рвение не только ведь у новоначальных христиан бывает. Приход в целом тоже имеет свои периоды духовного роста. Как храм новый откроют или восстановят из руин – первое время обычно самое благостное, это по прошествии нескольких лет проблемы начинаются… Если не вливать «свежую кровь», не назначать в приход новых батюшек, не стараться прихожан в должном разумении воспитывать – учить, что благодать, данную в начале как дар, потом нужно еще своими силами заслужить, то приходское благочестие серьезный урон потерпеть может. Тем, кто сам недавно в данный храм стал ходить, или новоначальному это невдомек может быть, а «старожил» изменения заметит. Тут важно не на других пенять, а себя корить и стараться на своем месте что-то полезное сделать – не в общественном масштабе, а хотя бы в своей душе порядок навести. Ну да ладно, это я отвлеклась.
В Оптиной я не была уже четыре года. По разным причинам, не последняя из которых – лень и истощение духовных ресурсов, так сказать. Но хотела еще раз съездить тоже долго, года полтора-два. Своим ходом ездила туда один раз, году в 1999-ом (кажется, тогда не прямиком до Козельска даже, а сначала до Калуги). Подробности, как именно добираться, помнила смутно, но поволноваться на этот счет не пришлось, все устроилось как нельзя лучше.

От Москвы до Козельска ехать пять часов. Автобус приезжает на станцию, и там надо сразу брать обратный билет до Москвы и билет до поворота на Оптину (направление – пос. Сосенский). К слову сказать, работа козельского автовокзала меня приятно удивила: в помещении очень чисто, оба окошка работают, о прибытии/отправлении автобусов объявляют громко и четко. Наверное, сотрудники козельской автостанции любят свою работу.
Местный козельский автобусик пришел – загляденье! Красивого темно-красного цвета, прямо «пасхальный»! Докатил с ветерком минут за пятнадцать.

Дальше мы шли пешком через сосновый лес.


Припекало солнышко, пели птички, а шума провинциальной дороги было почти не слыхать… Вообще, с погодой нам повезло: в Москве-то эти два дня лили дожди. Красивый лес, только если под ноги не смотреть, а по сторонам. Потому как если опустишь очи долу, расстроишься непременно – какой же у нас народ невоспитанный, у него в голове два обстоятельства, находящихся в очевидной зависимости друг от друга, никак не связаны: одно – загаженные леса, другое – бросание на землю бумажек, окурков, бутылок и другого мусора. Раньше-то, наверное, не так было… Что-то я сомневаюсь, что в царское время в лесах было такое непотребство. Оно, конечно, и мусор тогда совсем другой был, и дурные головы во все времена попадались, однако, отношение к природе, к земле-питательнице в корне другое было, особенно у сельских жителей. Это городские, от матери-природы оторвавшиеся, бедокурили, я уверена (сейчас границы между селом и городом почти стерты в этом отношении). Сосновые леса окружают Оптину, и когда мы возвращались обратно, то обратили внимание, что сосны растут не как попало, а стройными рядами, значит, раньше о них заботились.
Не торопясь, за полчаса преодолели расстояние до монастыря. Кто историей легендарного монастыря заинтересуется – пожалуйте сюда .

Итак, начинаем экскурсию.
Святые врата обители:


Прежде, чем заботиться о ночлеге, решили поклониться мощам Оптинских Старцев, помолиться в том числе и о том, чтобы они нас определили переночевать. Обошли два собора из трех, в которых они покоятся: Введенский и Владимирский (Казанский был закрыт на уборку).

Введенский собор – главный храм обители, там покоятся мощи самого прославленного из Оптинских Старцев – прп. Амвросия:


Владимирскую церковь не сфотографировала. :(


Зато Казанский собор – вот:


А это – монастырская колокольня:



После этого отправились поклониться Оптинским новомученикам (еще не прославленных, но чье прославление не за горами) – убиенных на Пасху 1993 года иеромонаха Василия, инока Трофима и инока Ферапонта. (Об их праведном житии и мученическом венце написана замечательная книга – «Пасха красная» (1, 1 Mb). Та же книга в zip-архиве (486 Kb) - http://pravosl.narod.ru/library/pk.zip).

Над их могилами начали недавно строить часовню:


Внутри строящейся часовни, слева направо, соответственно – могилы иером. Василия, инока Трофима и инока Ферапонта.


Присматривает за часовней блаженный мальчик. Только мы поклонились могилкам – он вдруг нам говорит ни с того, ни с сего следующее: «Ночевать вы будете в храме! После службы, там монахиня все скажет. Ночевать в храме вам!» Несколько раз нам повторил, что ночевать нам в храме надо. Такого ясного указания свыше грех не послушаться было. Мы и не стали на частный сектор соваться. Дело в том, что в Оптиной с ночлегом непросто с самого возобновления там монашеской жизни. Наполовину это монастырь, но наполовину также и музей. В советское время на территории монастыря проживали мирские люди, большинство из которых, конечно, не были православными. Переселение их из монастыря растянулось на годы. А музейные работники от излишнего усердия (или по соображениям корысти, я уж не знаю) противились возведению гостиницы для паломников. Мотивируя это тем, что в Оптиной Пустыни бывали знаменитые наши писатели, поэты, мыслители и др. деятели культуры – Достоевский, Толстой, Гоголь, Вл. и С.Соловьевы, братья Киреевские, В.В.Розанов, К.Леонтьев, Хомяков, Тютчев, Жуковский, Тургенев, Чайковский и др. А потому якобы не подобает ничего строить здесь, дабы не нарушать исторического ландшафта. (О, да! Таких инцидентов – море, например, часто светские искусствоведы противятся проведению отопления в старинных храмах, и прихожанам приходится дрожать на службах от холода). Есть в Оптиной малюсенькая гостиница для женщин (в исторически сохранившейся постройке), где на первом этаже – нары, там помещается человек 30-40, а второй этаж оставлен для тех паломниц, кто на послушаниях, живет при монастыре дольше, чем пара дней. Мужчин меньше, и с ними проще (монастырь-то мужской) – их можно селить в «гостинице» восстанавливающегося скитского храма. Еще есть старый вагончик, туда селят только паломников с ясеневского подворья (тех, кто не поместился в гостиницах). А остальные где ночуют? Автобусов ведь приезжает огромное количество, со всех концов России, по нескольку автобусов в день. Остальные располагаются на ночлег в храме! (Или даже в двух, если народу очень много). Раньше нужно было озаботиться о коврике и/или покрывале заранее (пол-то мраморный, на клиросе места мало, а скамеечки узенькие), люди возили с собой и подушки, и пледы, и если ты был заранее не в курсе этого примечательного обстоятельства, то приходилось таким паломником ночью бодрствовать. И это после длинной монастырской службы…
В этот приезд оказалось, что в монастыре паломникам, ночующим в храме, стали выдавать тоненькие поролоновые матрасики. Народу было столько, что в Казанском храме, который оставили для ночлега, было некуда ступить. Нам достались средние места – около заборчика в центре храма. Конечно, не ковровый клирос, но хотя бы с одной стороны мы были отгорожены от мира. :) Не представляю, как спали у дверей, где сквозняк. Скорее всего, не спали вообще.
Лично для меня такая ночевка сейчас – настоящий экстрим. Это когда ты неофит, и тебе все в диковинку, если ты в Оптиной в первый раз, тогда ночлег в храме может показаться интересным приключением. А мои старые кости такого напряжения уже не выдерживают. Вряд ли я еще когда-нибудь отважусь на такое…
Уходить из монастыря нам было в 15 ч., и мы рассчитывали после ранней Литургии (ранней – потому что в храме ночевали, а там на раннюю всех подымают) погулять в лесу, посидеть и пофотографировать на солнышке. Но утром было холодно, пасмурно, моросил дождь. Как раз к нашему отъезду, как назло, распогодилось – стало прямо жарко, солнце грело вовсю. Поэтому мы только к скиту сходили (на источник еще раньше – перед всенощной). Выяснилось, что скит наконец полностью закрыли для посетителей (так и раньше было, при Старцах в XIX веке). Планы такие были давно (я помню времена, когда на раннюю мы ходили в скитский деревянный храм Усекновения главы Иоанна Предтечи, и внутри кельи прп. Амвросия мне довелось бывать), так что я не удивилась. Опечалилась только: в оптинском скиту был всегда удивительнейший воздух, напоенный благодатью, там красиво, есть даже маленький прудик с рыбой, растут вишни, а мечта посидеть под цветущей вишней неотступно меня преследует вот уж два года).


Святые врата скита:


Справа – крылечко, на которое выходил Батюшка Амвросий к посетителям:


Цветущую вишню я все же нашла – на территории самого монастыря:



Это – монастырская звонница. Оптинский колокольный звон не похож ни на один из православных звонов. Он трогает сердце так, что хочется скорее бежать в храм, молиться и каяться. Тогда, на Пасху 1993 года, в колокола звонил о. Василий. Там, около звонницы, его и убил сатанист.


Тюльпаны пока только начинают распускаться. Затянулась в этом году в России зима…


За время поездки мы спасли от гибели майского жука (множество их давят по дороге в скит), улитку и бабочку (впрочем, бабочке, кажется, уже было помочь нельзя). Фотография нечеткая, так как в моем крохотном цифровичке нет ручной фокусировки:


Жука мы посадили на мох (ах, жаль, плохо сфокусировалось!):


Зато красивая птичка на монастырских дорожках прилично получилась:


Из-за моросящего дождика много времени провели с утра в воскресенье в храме. Удалось и благословение получить у старца Илия, духовника братии.

Обратно возвращались с благими намерениями вести менее греховную жизнь, поступать согласно духовному рассуждению, а не страстям…



LinkReply